Впереди большие перемены (В.С. Высоцкий)

Наступил (по всем стилям) 2019 год. В этом году прекратятся полномочия Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Кировской области IV состава.
Есть большая надежда на то, что прекратит свою антиобщественную деятельность и действующий пока в этом качестве председатель ОНК. 
Это тот самый, ненавидимый прогрессивной либеральной общественностью города Кирова и его окрестностей чёрный полковник, который в 356 году до н.э. сжёг храм Артемиды в Эфесе, в 1903 году организовал еврейский погром в Кишинёве, в 2014 году распял трёхлетнего мальчика в украинском городе Славянске, в 2018 году запрещал членам ОНК Кировской области посещать места принудительного содержания людей, и из-за него кушать не могли две прелестные барышни из «Эхо Москвы в Кирове».
Но, слава Создателю, 2018 год канул в Лету, а вместе с ним, можно надеяться, канет в небытие (откуда в 2016 году и возник) этот инфернальный персонаж.
Вот с этой оптимистической ноты я начал (в самом кратком виде) отчёт о деятельности ОНК Кировской области в 2018 году.
Более содержательный отчёт можно найти на «Эхо Москвы в Кирове» за 25 декабря 2018 г. (А. Абашев, Д. Шадрин, С. Занько, А. Лапшина). Шутка.


Напоминаю, что деятельность общественных наблюдательных комиссий страны (в т.ч. – ОНК Кировской области) регулируется федеральным законом Российской Федерации от 10 июня 2008 г. N 76-ФЗ “Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания”.
Согласно требованиям статьи 6 указанного Закона общественные наблюдательные комиссии создаются «в целях содействия реализации государственной политики в области обеспечения прав человека в местах принудительного содержания».
За то, что для сведения невежд я в своих текстах иногда цитирую данную законодательную норму, один известный политик федерального уровня в прямом эфире «Эхо Москвы» (в Москве) 8 июня 2018 года назвал меня «темный, дремучий, малообразованный человек, который не знаком с законодательством».
Сделано это заявление было (по моим источникам) с подачи начальницы «Эхо Москвы в Кирове» Светланы Владимировны Занько, наущаемой её дружком из числа моих коллег по ОНК.
Можете сверить мои слова с текстом цитируемой нормы права и сделать вывод о том, кто у нас «темный, дремучий, малообразованный человек» – ваш покорный слуга или те, кто неустанно в 2018 году строчили на меня доносы во все доступные им инстанции.

Как бы то ни было, вменяемые члены ОНК Кировской области при осуществлении общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания в отчётном году следовали требованиям российского законодательства. 
Существенной формой деятельности ОНК явились посещения мест принудительного содержания (МПС), подведомственных ФСИН России и МВД России, на территории Кировской области.
Как и в 2017 году, в отчётном периоде данная работа велась достаточно активно.

В 2018 году осуществлено посещений мест принудительного содержания (по оперативным данным):

1) МПС, находящихся в ведении Управления ФСИН России по Кировской области, включая следственные изоляторы, исправительные колонии, колонии-поселения, изолированный участок, функционирующий как исправительный центр, – 156;

2) МПС, находящихся в ведении Управления МВД России по Кировской области, включая специальные помещения для содержания задержанных лиц районных подразделений внутренних дел, изоляторы временного содержания, специальный приёмник УМВД России по городу Кирову, центр временного содержания иностранных граждан УМВД России по Кировской области, – 119.

Первая дюжина членов ОНК по количеству посещений выглядит следующим образом:

1 Абашев А.М. – 116 (всего), 52 (фсин), 64 (мвд)
2 Блинов А.В. – 85 (всего), 26 (фсин), 59 (мвд)
3 Шадрин Д.П. – 41 (всего), 30 (фсин), 11 (мвд)
4 Кузьминых М.М. – 40 (фсин)
5 Ткачёв О.Ю. – 36 (всего), 28 (фсин), 8 (мвд)
6 Фалалеев В.Н. – 30 (всего), 28 (фсин), 2 (мвд)
7 Ильина А.А. – 27 (всего), 25 (фсин), 2 (мвд)
8 Кропачев С.В. – 21 (фсин)
9 Таширев В.В. – 17 (фсин)
10 Печеницын С.Г. 15 (фсин)
11 Терещук А.С. – 14 (фсин)
12 Решетников С.П. – 12 (фсин)

Здесь представлены лишь минимальные сведения, которые ещё будут уточняться.
В связи с тем, что отдельные члены ОНК регламент ОНК не соблюдают и тем самым в работе комиссии как таковой участия не принимают, а действуют по своему усмотрению, получить полные данные председателю ОНК не представляется возможным.


Мероприятия по общественному контролю осуществлялись в тесном взаимодействии с государственными органами, общественными формированиями, средствами массовой информации, а также частными лицами. К сожалению, это утверждение относится (по большей части) только к тем членам ОНК, которые  участвовали в работе ОНК. 
Странно звучит: член ОНК и в то же время не член (по факту) ОНК. Этот парадокс вызван к жизни не только несовершенством федерального закона РФ от 10 июня 2008 г. N 76-ФЗ, но и негодной практикой его применения, во всяком случае – на территории Кировской области. На этом останавливаться не буду. Главное, конечно, – человеческий фактор. Дуракам, как говорят в народе, закон не писан. К сожалению, молодёжь по своему мировоззрению иногда хуже самых замшелых стариков.

Итак, с ОНК Кировской области в 2018 году весьма существенным образом взаимодействовали:

Прокуратура Кировской области
Правительство Кировской области
Законодательное собрание Кировской области
Управление ФСИН России по Кировской области
Управление МВД России по Кировской области
Следственное управление Следственного комитета России по Кировской области
ФКУЗ “Медико-санитарная часть № 43 Федеральной службы исполнения наказаний”
Аппарат Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации
Уполномоченный по правам человека в Кировской области 
Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Кировской области
Общественная палата Российской Федерации
Общественная палата Кировской области
Общероссийская общественная организация «Совет общественных наблюдательных комиссий»
Общественный совет при Федеральной службе исполнения наказаний России
Общественный совет при Управлении ФСИН России по Кировской области
Общественный совет при Управлении МВД России по Кировской области
Кировская региональная правозащитная общественная организация “Защита и поддержка”
Фонд поддержки и развития гиревого спорта Кировской области
Отдел тюремного служения Вятской епархии РПЦ
Редакция газеты «Комсомольская правда в Кирове»
Редакция газеты «Вятский край»
Редакция газеты Омутнинского района «Наша жизнь»
Редакция радиостанции “Эхо Москвы в Кирове”.
Возможно, что-то упустил.

Таким образом, работа ОНК в 2018 году отнюдь не сводилась к банальному хождению по местам принудительного содержания и выдаче неких fake-вых рекомендаций.
С вышеперечисленными органами и формированиями проведены десятки (в общем итоге – за сотню) мероприятий разной степени сложности, требующих усилий, времени и материальных затрат.

Где-то я уже высказался, что для меня работа в качестве председателя ОНК Кировской области является адом. Можно сказать, что не имел ни одной минуты чистой, не омрачённой неприятностями.
Добавьте сюда ожесточённую травлю, которой я непрерывно подвергаюсь со стороны, может быть и не самых плохих, однако же – и не самых умных, и не самых порядочных людей. Если бы не это – можно было сделать больше. Ущерб наносится отнюдь не мне – лично мне навредить невозможно. Дело страдает.
И, о чём мало кто знает, – иезуитское противодействие со стороны людей, на которых, по мнению кое-кого, я работаю. Так, журналист «Эхо Москвы» (в Москве) умница и красавица Оксана Пашина 8 июня 2018 года, намереваясь причинить мне моральный ущерб (угадайте, с чьей подачи) сказала:  «фактически в Кировской области ОНК превратится в дочернее подразделение ФСИН». Именно после этих слов её собеседник Владимир Рыжков разразился процитированной выше филиппикой в мой адрес. Понятно, что ни о какой обиде я не помышляю, и моё мнение относительно этой барышни и Владимира Рыжкова не изменилось, осталось позитивным. Хотя, по большому счёту, надо бы знать предмет, о котором берёшься судить. В данном случае этого не произошло.
Вот как-то так. 



Институт общественных наблюдательных комиссий следует беречь и лелеять. Сегодня он плотно встроен в контекст системы государственного управления России. Если кто-то думает, что государство в этом важном вопросе будет и дальше играть в бирюльки – тот ошибается. 
Нелепая шпана, прилипшая ранее к движению ОНК прошлых составов, так ничего и не поняла из посыла Администрации Президента России, направленного в гражданское общество при формировании общественных наблюдательных комиссий регионов страны IV состава. Во всяком случае у нас на Вятке в ОНК осталась кучка наглецов, возомнивших будто на земле существуют лишь одни они. С ними не стоило бы и считаться, если бы не зло, которое они творят.
Отсюда мы имеем то, что имеем: питаемая тяжёлым комплексом неполноценности ненависть отдельных незрелых персонажей ко мне, как человеку новому, к тому же вышедшему из государственных структур, бешеное противодействие моим начинаниям по преодолению негативных тенденций в деятельности ОНК.
К сожалению, отдельные неквалифицированные и неумные представители влиятельного в регионе СМИ перманентно подбрасывают ветошь в затеянный указанными персонажами костерок противостояния и вражды.
Этого я не ожидал, и вместо того, чтобы всех сразу поставить на место, больше года занимался увещеваниями. Питекантропы мягкое обращение принимают за слабость. По выражению А.А. Ахматовой, я «…к самой черной прикоснулся язве, но исцелить ее не мог» (1919 год).

Льщу себя мыслью, что мне удалось внести некоторый позитивный вклад в то, что в Кировской области ОНК, наконец-то, занимает подобающее, вполне достойное, место. Разумеется, это только начало. Надо двигаться дальше.

Достойно сожаления и то, что так называемая общественная работа очень привлекательна для жуликов и проходимцев. Не умея занять свою нишу в нормальной жизнедеятельности общества в качестве работников (в общепринятом понятии), они лезут в «правозащитники», «общественные деятели», «волонтёры» и т.п. Это связано с многолетним процессом отрицательной селекции человеческого материала и вызванной им деградации государства и общества. Царящее в обществе безумие овладевает слабыми умами. Мерзость заражает, она расползается как масляное пятно.

Я за самые разнообразные проявления гражданского общества, но без кавычек. Как сказал талантливый поэт, мой земляк кемеровчанин В.Д. Фёдоров (1918-84): «Я за искусство левое… Но не левее сердца». 
Разумеется, интересы движения требуют, чтобы в нём участвовали самые разные во всех отношениях люди. Давать всё на откуп людям одной профессии – значит загубить дело. Профессиональные деформации редко поддаются корректировке. Это в полной мере относится и к «профессиональным правозащитникам». 
Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ (Мао Цзэдун, 1957 год).

С пожеланием всем добра – председатель ОНК Кировской области Михаил Кузьминых.